rss
Коррупция или открытый доступ? | Печать |
Аналітика
23.09.2017 20:43

Борьба с коррупционерами в Украине не помогает победить коррупцию. Казалось бы, человек, имеющий опыт жизни в СССР и постсоветской Украине мог бы это понять и прочувствовать.

«Давайте напишем, пусть этого продавца заменят другим, будет иначе», шутил Жванецкий, и все смеялись. А сейчас повторяют сами.

У нас часто путают коррупцию и закрытый доступ.

 

В результате понятия и практики стран с открытым доступом распространяют на Украину. Получается ошибка.

Коррупция в западном понимании этого слова есть нарушение, повреждение института, закрытие  доступа. Борьба с коррупцией – улучшение  института, открытие доступа. Результат – улучшение жизни.

У нас – страна с закрытым доступом и слабыми институтами. Наша коррупция – это сам институт и есть. Наша коррупция - открытие доступа, а борьба с ней – уничтожение института, а не улучшение, усложнение жизни людей, а не облегчение, закрытие доступа, а не открытие.

И, наоборот, открытие доступа - это одновременно борьба с коррупцией.

Есть страны с высокой коррупцией, гораздо более развитые, чем Украина. Они хуже развиваются, чем страны с низкой коррупцией. Но лучше Украины.

От теории к практике.

Человек заболел. Он идет к известному ему врачу, проходит у него в кабинете нужные анализы и процедуры, получает назначение, лекарства и манипуляции.

Это пример хорошо работающего института. Пациент тратит время и деньги только на лечение и ни на что другое. Доступ к лечению на всем известных условиях открыт для каждого.

Другая ситуация. Человек звонит в регистратуру, не может дозвониться. Через час у него принимают запись на неделю вперед. Через неделю он приходит на прием – врача нет. Через полчаса пришел, отправил сдавать анализы. В кабинете, где их принимают, велели заплатить в кассу. Пошел в кассу – закрыта.

«Кто в нашей столовой не работает, тот не ест». - закрытый доступ.

Это пример плохо работающего института. Пациент тратит время и деньги на организационные процедуры и никак не может добиться начала лечения. Доступ к лечению закрыт. Кроме, конечно, тех, кто внутри.

Немного модифицируем пример. Да, можно звонить в регистратуру и ходить по кабинетам. Но так никто не делает. Платят известному им человеку и без всякой записи и поиска работающей кассы получают лечение, назначение, процедуры.

Это пример коррупции. Это хуже, чем когда успешно лечат без нее. Но это лучше, чем когда вообще не лечат, хотя все соблюдают действующий порядок. Коррупция открывает доступ.

В бизнесе все аналогично. Вам для работы нужен участок  земли.

Вы выбираете из выставленных на продажу, договариваетесь с продавцом, покупаете, данные заносятся в реестр, получаете документ на право собственности и работаете. Институт эффективен, коррупции нет, ваши организационные затраты минимальны.  Доступ к ресурсу открыт для всех по всем известным правилам.

Другой пример. Какая земля доступна, нужно выяснять через знакомых. Разрешение на продажу выдает местный совет. Для получения чиновники готовят проект решения, потом оформляют документы. Т.е. надо договариваться с чиновниками в разных кабинетах, депутатами, они между собой не соглашаются, вопрос на сессии не ставится, документы теряются.

Институт не работает, ваши большие затраты времени и денег не дают эффекта. Небольшой, примитивный  бизнес работает без оформления, все остальные обходят страну стороной. Доступ к ресурсу закрыт. Хотя опять же, тот, кто  там внутри разрешение получит. И чиновники с депутатами договорятся, и документы оформят.

Небольшая модификация – если знать, к кому подойти и сколько заплатить, то все решения принимаются и документы оформляются быстро. Предприниматель считает свои затраты с учетом взяток и если все равно выгодно – работает. Экономика работает хуже, чем без коррупции, но вполне успешно. Коррупция открывает доступ.

Поэтому немало коррупционных стран имею экономику и социальные услуги на уровне значительно более высоком, чем Украина.

Украина (как и некоторые другие страны пост СССР) интересна тем, что тут ничего не работает при  высокой коррупции. Причина не в коррупции, а в закрытом доступе. И пока он не откроется, борьба с коррупцией будет только ухудшать жизнь людей.

Как говорил тот же Жванецкий «без меня Вам ничего нельзя, а со мной у Вас ничего не получится».

Вы можете заплатить врачу, но это не дает никаких гарантий, что он Вам поможет. Вам придется отдельно платить за анализы и процедуры, отдельно сестре или анестезиологу, и при этом стоять в очереди в кабинеты и в кассу.

Вы можете заплатить за выделение земли, но это тоже ничего не гарантирует. Вы договоритесь с депутатом, а чиновник затянет оформление или наоборот. Но потом еще есть прокуроры, судьи, рейдеры и общественники. Они могут отобрать у Вас землю, когда Вы уже поставите там свое оборудование.

Некоторые коррупционные институты работают хорошо. Например, у нас нет недостатка в микросхемах, телефонах, компьютерах. Почти все они попадают в страну контрабандой через взятку таможенникам. Были случаи, когда провоз контрабанды через границу прекращался, микросхемы, телефоны не завозились и резко дорожали.

Более сложные институты работают плохо. Выделить землю, получить разрешение тяжело, дорого и не надежно, бизнес и квалифицированные специалисты уезжают в соседние страны. Студенты все больше едут учиться заграницу.  Не потому, что тут надо платить – наоборот, хороший студент вполне может закончить университет, не только никому не платя, но еще и получая стипендию. За рубежом часто надо платить и за образование, и за языковые курсы, и за жилье. Но вот образование, которое обеспечит выпускнику высокую позицию, по многим специальностям тут не получишь ни за какие деньги.

В правильной, хорошей системе с открытым доступом борцы с коррупционерами выполняют важную роль. Если все чиновники работают по закону и их работа эффективна, а кто-то вымогает, его надо наказать и система опять работает хорошо.

В системе с закрытым доступом борцы с коррупционерами выполняют негативную роль – они разрушают институты, не создавая ничего взамен, они закрывают доступ, который приоткрывала коррупция. «Разоблачить коррупционера и наказать» - не открывает институты, не улучшает систему управления. Наказание вора-продавца не помогало советской торговле, а укрепляло закрытый доступ к товарам.

Хороший врач на зарплате в 4 или 6т.грн. не работает. Остальное он берет от благодарных пациентов. Это плохая система, ведь ни таксы никто не знает, ни претензий предъявить некому. Но люди как-то лечатся. Разоблачили врача, он больше не работает. Не у кого лечиться.

Предприниматель пытается открыть бизнес. Он узнал, кому и сколько надо заплатить, получил разрешения, завез оборудование. «Так он взятку дал», - разоблачают антикоррупционеры. Землю забрали, работы нет, получив убытки, предприниматель уехал зарубеж создавать бизнес там. Между прочим, чиновнику, давшему за деньги разрешение, ничего не бывает. Он переходит в соседний отдел и выдает новые разрешения там. Теряет предприниматель, пытавшийся создавать добавленную стоимость в рамках имеющихся в стране коррупционных практик. Больше не пытается.

Почему у нас невозможен высокотехнологичный бизнес? Потому что ему нужны эффективные институты. Лучше без коррупции. Но в странах с высокой коррупцией все-таки высокотехнологичный бизнес есть. Если институты эффективны. А у нас нет. Т.е. институты неэффективны. И борьба с коррупцией никак не помогает.

Может, коррупция - это хорошо? Нет, это плохо. Но то, что у нас - хуже коррупции.

Потому что не коррупция, в 1-ю очередь, определяет состояние общества, а открытый доступ. Если все, что вам надо, вы можете получить в равной конкуренции с другими по всем известным правилам, это открытый доступ. Такое общество комфортно для людей, а экономика эффективна.

Хорошо, когда есть известный всем порядок, с помощью которого желающий получает доступ к ресурсам, лечению, образованию и т.д. В этом случае борьба с коррупций полезна.

Когда такого порядка нет, или его невозможно выполнить, или соблюдение его ничего не гарантирует, существует другой, коррупционный порядок, с помощью которого можно получить доступ к ресурсам и услугам. Если он всем известен и эффективно работает, страна тоже успешно живет и развивается. Все знают, кому, за что и сколько, уплата гарантирует разрешение, лицензию, право собственности, учебу, лечение и т.д.  – так тоже живут, и неплохо. В этом случае борьба с коррупцией вредна.

В Украине власть неустойчива, чиновники меняются ведомствами и кабинетами, договоренность с ними ничему не помогает и ничего не гарантирует, прогрессивная общественность дополнительно блокирует неформальные договоренности.

Землю получить нельзя, чиновники в рамках инструкций гоняют вас по кабинетам – и ничего.

Высокий чин получает все нужные документы – у него работает. Коррупции нет – вам документы не дадут ни за какие деньги.  Разве что женитесь на дочке чиновника или по-иному найдете путь в «семью». Это не коррупция, это закрытый доступ. И это хуже коррупции. Экономика отсталая, бедность, отсутствие лифтов, активные и грамотные эмигрируют. Работать могут только те, кто "внутри".

Коррупция открывает доступ, коррупция – это когда за взятку можно всем, и жениться на дочке чиновника не обязательно. Наша коррупция помогает плохо, т.к. надо сначала договориться с «крышей», чтобы у вас взяли ту взятку, а потом она ничего не гарантирует. Потому что доступ закрыт.

Из-за него создать что-то серьезное, долговременное невозможно. Без взятки нельзя, а со взяткой ничего не получится.

Что же делать? Открывать доступ. Создавать эффективные, открытые институты. Устранять государственное, чиновничье вмешательство, где только можно. Чтобы можно было «без них».

При создании центров административных услуг не посадили ни одного коррупционера. А коррупцию из важного участка нашей жизни устранили потому, что открыли доступ.

Единый реестр возмещения НДС – это борьба с коррупцией. А если еще налог на прибыль заменят налогом на распределенный доход, коррупции вообще  несдобровать.

И ЗНО – это борьба с коррупцией, при всей его неоднозначности – он также открыл доступ.

Приватизация госпредприятий, особенно госмонополий, сокращение регулятивных документов и органов, следящих за их исполнением – это открытие доступа, борьба с коррупцией.

Особым рассадником и способом укоренения коррупции являются функции государства, не обеспеченные материально и финансово. Деньги не выделены, а функции выполняются. Как, откуда? Лучше не спрашивай. Все понимают, что с нарушением, но как же можно наказывать, если человек без финансирования выполнил важную государственную функцию? Сколько он при этом взял себе, определить вообще не возможно.

Говорят, что для борьбы с коррупцией «нужна государственная воля». Нужна. Только не для посадок, а для рационализации государственного механизма, устранения из него всего лишнего, открытия доступа к ресурсам и возможностям.

Борьба с коррупцией – это очень хорошо, когда доступ открывается, институты улучшаются, и плохо, когда наоборот.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить