rss
Земля и собственность. Должна ли земля сельхозназначения продаваться? | Печать |
Під контролем
10.01.2011 23:27

Украинская элита активно не хочет этого, т.к. основные доходы и возможности многих ее представителей основаны на отсутствии легального рынка земли. История с Лозинским только чуть приоткрыла обществу эти механизмы. Но никто не скажет – я против, потому что моя власть и богатство на этом основаны. Он прикрывается общественным благом и интересом.

 

Украинский крестьянин от века был собственником.

 

Коллективизация и Голодомор превратили село в средневековую общину, измененную с учетом новой техники и технологии 20в. Когда сегодня нам рассказывают, что нельзя продавать землю ради сохранения «украинского крестьянства», надо понимать, сохранять собираются социалистического колхозника. Крестьянина-собственника, уничтоженного коллективизацией и Голодомором, надо возрождать.

 

Мораторий на продажу земли и крестьянство

 

Земельный кодекс 1999г. дает право собственности на землю. За это время практически все, кто хотел, оформили свое право и получили землю в натуре. Они могут на этой земле или работать сами, или сдавать в аренду. Но не могут ее ни продать, ни получить под нее кредит, ни использовать иным полезным для себя способом.

 

В качестве эксперта послушаем А.Шлапака: «Середній розмір земельної частки паю 4 гектари неможливо обробляти із застосуванням прогресивних агротехнологій. В межах колишнього цілого поля сівозміни розташовано 20 і більше земельних ділянок». Абсолютное большинство получивших паи – пенсионеры, не способные самостоятельно ни обрабатывать самим, ни организовать обслуживание полученной земли. В результате земли отдаются в аренду. Кому? На кого начальство укажет. Сколько они получают от этих договоров? «Орендарі в середньому по країні отримають за один гектар землі 260 гривень на рік... З урахуванням середнього розміру належних наділів» люди мають «прожити протягом року за одну тисячу гривень, отриманих від їх оренди. Крім цього власники земельних ділянок сільськогосподарського призначення не мають права отримувати допомогу по безробіттю».

 

С «заботой о крестьянине» все понятно. Защита «чтобы не скупили за бесценок» уже 10 лет лишает его возможности продать полученную собственность, купить на вырученные деньги жилье, помочь детям, положить на депозит и получать значительно большие деньги. О ком же заботятся «защитники народа»?


«Більше 10% земель уже передано в довготривалу оренду понад 10 років. В окремих регіонах з людьми уклали угоди уже на 49 років. Фактично утворено тіньовий ринок відчуження за безцінь земельних ділянок». То, что землей реально торгуют, а отдельные скопили сотни тысяч гектаров, хорошо известно. Вот, например, фирма «Кернел», которую связывают с депутатом ВР от БЮТ Веревским. Как только Тимошенко стала Премьером, фирма стала скупать землю.

 

6 июня 2008 г. подписано соглашение о покупке холдингом "Кернел Групп" в Полтавской области агрофирмы, которая арендует 3,132 тыс. га сельскохозяйственных земель. "Кернел Групп" приобрела у кипрской компании два сельскохозяйственных предприятия в Кировоградской области, в аренде которых находится 4435 га сельзозземель. 23.06.2008 холдинг "Кернел Групп" сообщил о приобретении агрофирмы в центральной части Украины, которая арендует 1,94 тыс. га сельскохозяйственных земель.

 

Правление компании Kernel Holding S.A. сообщило о том, что 26 июня 2008 г. подписала соглашение на покупку украинской фирмы, арендующей 3,322 тыс. га сельхозугодий в центральной Украине.

 

По сообщениям сельскохозяйственных изданий, крупнейшие сельхозфирмы Украины имеют десятки и сотни тысяч га сельскохозяйственных земель.


ООО СП "Нибулон 70т.га
Агропромхолдинг "Астарта" 175т.га
Продовольственная кампания Подолье 100т.га
Landkom International Plc (о-в Мэн) 70.т.га
"Мироновский хлебопродукт"(«Наша ряба») 180 тыс.га.
«Агромарс» («Гавриловские курчата») примерно столько же.
"Сахарный союз "Укррос" 100т.га
"Укрзернопром-Агро" 100т.га

 

Список можно продолжать и продолжать.

 

Эти фирмы наладили производство и экспорт зерна, подсолнечного масла, курятины. У них растет урожайность (хотя очень далека от мировых достижений), по экспорту подсолнечного масла Украина вышла на 1-е место в мире, выпуск ряда видов продукции превзошел советский уровень. Казалось бы, это хорошо.

 

Однако, есть проблемы:

 

-  Они копейки платят за используемую землю;
- Они получили землю не на открытом рынке, а пользуясь админресурсом;
- Они не заинтересованы в повышении качества земель, развитии инфраструктуры, это не их земли. А номинальные собственники не в состоянии выполнять свои функции и контролировать арендаторов.

 

Не случайно, как только сменилась власть, г. Веревский поддержал новую коалицию. Нынешний способ землепользования стимулирует всякую коррупцию, в т.ч. и политическую. Печально, но те политические силы, в которых состоят руководители данных хозяйств, активнее других сопротивляются введению цивилизованного рынка земли.

 

Говорят, будто если разрешить продавать, крестьяне останутся без земли. Но они и сейчас мало что с нее имеют. Если же легализовать продажи, во-первых, они смогут ее продать и получить нормальные деньги, в сравнении с нынешними 1000гр в год за аренду. Во-вторых, земля вырастет в цене (в т.ч. и цена аренды) только после начала ее продажи. Потому и аренда копеечная, что у владельца пая пути иного нет, а постороннего арендатора к земле и не допустят.

 

Говорят, что если разрешить продавать, землю скупят олигархи. А кто сейчас владеет сотнями тысяч га, не олигархи? А те «олигархи», которые не взяли землю за копейки, вряд ли Моратория испугались. Видимо, они уделяют усилия тому, в чем понимают и видят перспективы. Да и непонятно, чем они хуже, нынешних хозяев - лозинских?

Говорят, что иностранцы все скупят. Но и сейчас иностранные фирмы владеют огромными пространствами. В конце концов, та же фирма Кернел – иностранная, как и многие другие, имеющие в аренде сотни тысяч га. То, что формально они их арендуют, означает лишь, что они не заботятся о земле и дают взятки начальству. Что в этом хорошего?

 

Собственность и демократический выбор. Возрождение собственника и института собственности на землю – главный шаг наших реформ, определяющий, станет ли Украина демократическим европейским государством, или останется болтаться между общиной и Европой.

 

Сегодня чиновники и близкие к ним предприниматели владеют землями целых районов. Существует огромное количество способов получить землю. Кроме долгосрочной аренды за копейки, это смена целевого назначения участка, фиктивные дарение, брак и т.д. Законопослушный человек не будет пытаться овладеть землей, если нельзя. Землю получают наглые, не признающие законов и ограничений. Такой происходит отрицательный отбор.

 

Нормальному хозяину не выгодно, когда его актив недооценен. А земля украинская сильно недооценена только потому, что она легально не торгуется. Но нормальные хозяева и не получат землю, пока ее нельзя будет легально купить.

 

Если у земли есть хозяин, способный ею управлять, функция чиновника – техническая. Регистрация, учет. Если вся земля вроде государственная, а вроде – крестьян, которые ни по возрасту, ни по предыдущему опыту не умеют ею распорядиться, чиновник как раз ею и распоряжается. Это не технический вопрос, это вопрос государственного устройства. Если мы хотим вернуть чиновника к исполнению технических функций, то надо забрать у него право распоряжаться землей, вернуть это право людям, собственникам.

 

Поменялась раскладка, и вот уже 26т.га, отданные ранее фирме Лозинского, у нее отнимаются. И все равно нынешние хозяева не понимают, что отношения собственности надо легализовать и узаконить. Как бесплатно получил, так бесплатно и забрали. Обычно обсуждается земля вблизи больших городов, с хорошей инфраструктурой. Но есть огромные пространства вдали от городов, куда не проедет легковушка, куда не ходит общественный транспорт, где живут несколько пенсионеров, где все заброшено.

 

Купили бы там землю молодые, желающие работать, на новом месте начать с нуля. Появилась бы цивилизация, потребности, к ним потянулись бы услуги и инфраструктура. Нельзя. Олигархи, иностранцы пугают. Разорение и диктат чиновника – не пугают. Есть реальные проблемы. Но их нельзя решать, т.к. боятся чего-то мифического. Ладно, когда обслуга чиновников и крупных земельных собственников. Но не ангажированные люди то зачем повторяют про олигархов и иностранцев? Впечатанный Голодомором страх собственности!

 

Какое село – украинское?

 

Отдельно хотелось рассмотреть национально-культурные возражения. Мол, надо сохранить наследственное украинское крестьянство, а рынок приведет к заселению земель этническими неукраинцами, к уничтожению крестьян. О том, какое крестьянство у нас на селе после Голодомора, уже писалось.

 

Был в мире режим, озабоченный сохранением национального крестьянства. Нацистский закон определял крестьянина как арийца, владевшего своим наделом с 1800г. Такой человек обязан был заниматься сельским хозяйством, его надел передавался старшему сыну, его нельзя было продать. Прикрепив, по сути, немецкого крестьянина к земле, режим вынужден был обеспечивать его рабочей силой. Началось с трудовой повинности для своей молодежи, потом, когда ее не хватило, стали пригонять гастарбайтеров. Но Германия все равно не смогла обеспечить себя продуктами питания. Без грабежа завоеванных территорий, в стране был бы голод, национальное крестьянство, даже с помощью рабского труда, не справлялось. А ведь Германия до нацистов экспортировала сельхозпродукцию.

 

Рецепты, предлагаемые противниками рынка земли, давно известны. Несмотря на внешнюю привлекательность для кого-то, они были проверены и показали нежизнеспособность. А к чему ведет повышенный интерес к этническому происхождению, этот же режим тоже показал. Первый раз люди могут ошибаться. Но пытаться повторять чужие ошибки, которые уже раз привели к трагедии?

 

Да и о каком сохранении украинской этники можно говорить в разлагающейся деревне, из которой уезжает молодежь, а та, что остается, пытается копировать внешние проявления городской жизни в самом уродливом ее виде?


Такое впечатление, что противники рынка земли стремятся законсервировать отсталость, технологии 19в., крестьянина 1950-х гг. Создать резервации, в которых крестьяне, сидя на лучшей в мире земле, кормились бы не с нее, а с денег экскурсантов приезжавших со всего мира посмотреть на жизнь людей 19в.

 

Чтобы жить на уровне 21в., нужно наши ресурсы использовать так, как их используют в 21в. Технологии, организация, производительность. Украинская земля должна давать отдачу на уровне сегодняшнего дня. Нельзя жить как в 21в., а ресурсы использовать как в 19-м. Чтобы быть свободными людьми, мы должны иметь право на собственность, иметь доступ к ресурсам, распоряжаться ими.

 

Чтобы жить цивилизованно, нельзя позволять чиновнику распоряжаться землей и собственностью. Должно быть нечто, чего государство не может себе позволить в отношении гражданина. В частности, оно не может запретить человеку владеть собственностью, распоряжаться ею. Как только мы этого достигаем, мы оказываемся в демократическом государстве, в котором чиновник не заменяет собой закон и порядок. В котором человек зависит от себя, а не от доброго отношения власти. В котором земля оценивается рынком и используется на уровне развитых стран. В котором законопослушный не ущемлен наглым, в котором нарушать не выгодно.

 

Надо только перестать повторять мифы, распускаемые теми, кто кормится от нынешнего безобразия.

 

В сокращенном виде материал был опубликован на сайте "За Украину"

 

Мифы опровергал Влад Харьковский

 

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить